2019 год станет для белорусских лесов определяющим в борьбе с короедом

 

Столько короеда в деревьях не было последние сто лет. Где выход?

 

ЗА прошлый год в Гомельской области (главном эпицентре распространения короеда) высажено более 11 тысяч гектаров леса. Еще три года назад этот объем был в два раза меньше. Ученые Института леса Национальной академии наук не просто высаживают новые деревья, а пытаются вывести саженцы, которые будут устойчивы к вредителям и изменениям климата. Работы ведутся даже на генетическом уровне.

 

https://www.sb.by/upload/iblock/2ce/2cea495b87b110a069c91efbe888da8f.jpg


Великая сушь

О том, что в белорусской природе происходят климатические изменения, ученые активно говорят последние годы. Юг Беларуси напоминает исследовательский полигон: на реках низкие уровни воды, на термометре температурные максимумы, в полях сохнет урожай, в лесах действует вредитель. Причина — отсутствие влаги. 

Известная способность древесных растений существовать в экстремальных условиях зачастую оказывается небезграничной. Тот же шестизубчатый короед (стенограф) и вершинный короед выполняют санитарные функции. Перерабатывают сухие ветки. Но в последние годы количество этих насекомых резко возросло. В спиленных деревьях их сейчас обнаруживают до 6000 особей. Ничего подобного за последние 100 лет (фактически, когда проводились научные исследования) зафиксировано не было. Если воды не хватает, дерево теряет свои защитные механизмы, поясняет директор Института леса Александр Ковалевич:

 

— Из-за короеда в 2017 году вырублено 29000 гектаров леса, в 2018-м свыше 30000 гектаров. В Беларуси не осталось крупных очагов распространения вредителя. На данный момент только мелкие участки – 5—7 деревьев. В 2019 году должна пройти финальная масштабная рубка. Но это по планам, а их может скорректировать новая засуха. Короед — все же часть проблемы. Без достаточной влаги у деревьев развивается целый набор заболеваний. Например, корневая губка. Даже после вырубки растений почва остается зараженной. Здесь на помощь приходят наши научные исследования. На эти зараженные почвы хвойные сажать уже нельзя, зато береза здесь не испытывает проблем. Как бы вы, журналисты, сказали, береза помогает сосне?

 

https://www.sb.by/upload/iblock/9df/9dff885be70f2847505ac7057cc8b8d5.jpgПоврежденная короедами сосновая ветка.


Вообще, в белорусских лесах на 97 процентах площадей — смешанные посадки, это как хвойные, так и лиственные породы. Как показывает практика, такие насаждения более устойчивы к природным стихиям, болезням и вредителям лесов. Более 50 процентов высаженных в прошлом году культур — селекционный материал с улучшенными качествами. В белорусских лесах доминируют сосна (50,4 проц.), береза (23), ольха (10,7) и ель (9,2 ).

Правильная мелиорация и не очень

Если нет воды — плохо, но и избыток ее не помогает лесу. О советской мелиорации Белорусского Полесья написано немало. Сначала ее хвалили, потом ругали, сейчас пытаются оценить с высоты прожитых лет. Например, в составе сельхозугодий всех категорий землепользователей осушенные земли в Гомельской области составляют 38 , их удельный вес в аграрном секторе — 42 процента! На фоне этого запасы влаги, которыми белорусские болота наполняли реки и почву, исчезли бесследно. Аккумулятивно способности болот сократились в разы. Поэтому не стоит пенять только на глобальное изменение климата. Человек вносил и вносит свой вклад в разрушение природы.

 

Однако говорить только об осушении — неверно. Параллельно ему идет заболачивание новых территорий. Например, затапливает леса. Таких подтоплений по стране порядка 100 тысяч гектаров. Избыток влаги губит деревья не хуже засухи, рассказывает заведующий лабораторией проблем почвоведения и реабилитации антропогенно нарушенных лесных земель в Институте леса Николай Булко:

 

— Заболачивание лесов — их гибель. Нашей лабораторией завершен проект на тему «Исследовать влияние польдерных систем поймы реки Припять на состояние лесов и разработать рекомендации по оптимизации гидрологического режима и повышению устойчивости лесов в зоне действия польдерных систем». В зоне действия этих систем подтоплено более 20 тысяч гектаров лесных земель, большая часть лесных насаждений на этой площади уже погибла. Причины такого процесса разные. Где-то не работают мелиорационные системы, которые требуют ремонта и даже замены. Немало проблем приносит и возросшая популяция бобров. Их деятельность является причиной подтопления в 78 процентах случаев. Но надо сказать честно, подтопление — это вопрос разумного контроля за водными ресурсами. Леса не должны заболачиваться.

 

https://www.sb.by/upload/iblock/f36/f363a65f232aedda6a1fdba03fc9ebd0.jpgНаучный сотрудник  Андрей КОНСТАНТИНОВ показывает растения, параметры которых меняли на генетическом уровне.


Борьба на генетическом уровне

В Гомельской области около 3 тысяч гектаров лесосеменной базы, в том числе около 2 тысяч гектаров генетических резерватов. С будущими болезнями ученые готовы бороться на уровне генетики. В Институте леса установлена система полногеномного секвенирования. Прибор позволяет детально изучить ДНК и полностью расшифровать геном любого организма — от дерева до вируса. Одна из задач ученых — вырастить саженец, устойчивый к проблемной среде.

 

Мы только в начале большой цепочки исследований, рассказывает ведущий научный сотрудник лаборатории генетики и биотехнологий Института леса Олег Баранов:

 

— Во-первых, мы знаем врага в лицо. Институт леса разработал молекулярно-генетические методы выявления инфекционных болезней на ранних этапах развития. Создан ДНК-банк патогенов, включающий более 4 тысяч изолятов, 250 видов грибов, бактерий и вирусов. Второе направление — проведение селекционных мероприятий по отбору деревьев с повышенной устойчивостью к комплексу негативных абиотических и биотических факторов. Тщательно изучаем генотипы растений, находим те, что обладают уникальными свойствами. Например, не подвергаются воздействию определенных заболеваний или быстро растут. Еще один интересный момент — мы можем «закалять» растение на клеточном уровне. Такой «экзамен» для будущего саженца проводят на уровне клетки. Соленая, засушливая, загазованная среда — это мир, где выжившая и показавшая лучшие результаты клетка дает жизнь новому поколению растений. Уверен, мы в итоге получим более устойчивое к современной среде обитания растение, однако как оно себя будет вести в живой природе, покажет время.

 

https://www.sb.by/upload/iblock/f9e/f9ed464813454101310010be606cc8d9.jpg

Младший научный сотрудник Павел КИРЬЯНОВ изучает ДНК с помощью системы полногеномного секвенирования.


На Гомельщине 9 постоянных лесных питомников общей площадью 150 гектаров. Стандартный посадочный материал выращивают в более 50 теплицах общей площадью свыше 2 гектаров. Кстати, наши ученые устремляют свой взор на юг. В белорусских лесах вскоре появятся украинские гости. Сорта деревьев, произрастающие в более засушливом регионе, возможно, хорошо почувствуют себя на климатически проблемном Полесье.

Факт

В 1945 году лесистость БССР составляла 21 процент. Сегодня — более 36. По этому показателю мы опережаем Польшу и Германию. Работают наука и лесное хозяйство. Скоро мы достигнем оптимального соотношения человека и леса — 40 процентов лесистости территории страны.

 

Станислав ГАЛКОВСКИЙ

Sb.by